Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Рассказ узбека об Ошской резне, часть третья

Сложные времена требуют отчаянных мер

 

После публикации шокирующей истории об Ошской резне, помимо осознания непростой межэтнической ситуации в Оше, у некоторых все еще остались не отвеченные вопросы. Как узбеки, которые как и все обычные жители, никогда не проходили никакой особой военной подготовки, вынуждены были защищаться? Какие страшные уроки выживания они извлекли?

 

Об этом расскажет человек, который через это прошел:

 

«Основа самозащиты это компактное моноэтническое проживание в земельных домах(многоэтажки легкоуязвимые объекты) все кто жил среди киргизов, либо малыми числами(два три зем.дома на улицу, на тупик) сильно рисковали и оказались уязвимыми во время резни.

 

У узбеков есть хорошая привычка — не делать малые покупки. Пока другие нации покупают по килограмму макарон, узбеки берут сразу по десять, мука берется мешками и т.д. именно это помогло даже тогда, когда гуманитарная помощь разворовывалась властями и доходила до узбеков малыми количествами. К примеру у нас дома не то что продукты, но даже варенья и консервации в подвале хранились банками летом. То же самое и с аптечкой.

 

Мы поняли, что во время резни надо всем перебираться в безопасные части жил.массива(например где то это будет середина а где то задний двор). А в уязвимых местах стояли вооруженные и наблюдатели, как военные с сигналками, фортификационными укреплениями и т.д.

 

Нашей ошибкой было практически полное отсутствие оружия, как оказалось оно всегда должно быть у тех, кто в зоне риска. Узбекская молодежь тогда нашла оружие и просила тех кто постарше в основном дедов научить стрельбе, старшие отказались боясь будущих тюремных сроков.  Некоторое оружие было добыто легально, охотники покупали обычное ружье, через пять лет покупали нарезное которое нелегально переделывали под автоматическую стрельбу, но такого оружия было мало.

Некоторым узбекам пришлось самим сделать оружие  —  арбалеты из автомобильных и всяких рессор, стрелы заточенные сварочные электроды, рогатки и снаряды для них подшипники и шарики из дифференциалов(авто запчасть) всякие зажиг.смеси в бутылках.

 

Внизу меня есть махалля, там во время начала всего этого, мужики местные положили свои фуры поперек улицы, но военные танками их оттащили и погромщики смогли зайти в махаллю, наверное фуры были поставлены на колеса, потому что я в те дни ездил в другой район Шахид‐тепа и там узбеки угнали городские автобусы и положили их НА БОК[то есть повалили] поперек улицы и они там так и стояли.

 

Поэтому мы быстро поняли, что надо все входы и выходы в жил.массивы блокировать — валили деревья (слабая защита) автобусы и фуры на бок. На самом деле надо было заранее возле таких входов выходов в землю вбивать вертикально трубы и в дни погромов приваривать к ним трубы и листы из металла поперек.

 

Крайние дома страдали больше всего . Поэтому узбеки их потом освободили от ценных вещей и организовывали там наблюд.пункты, ловушки и огневые точки. На всех крышах и высоких точках города были наблюдатели и снайперы(со стороны армии, погромщиков, криминала). А над городом летали вертолеты с военными и журналистами.

 

На муниципал.службы не было никакой надежды — мой сосед звонил в милицию чтобы они хотя бы детей и женщин вывезли но мент киргиз(там почти все киргизы)сказал раз ты узбек то почему бы тебе не сдохнуть!? Точно также пожарные боялись лезть в жилые районы опасаясь как киргизов так и узбеков. Моему родственнику проломили череп и только соседи киргизы смогли вывезти его в больницу(практически сразу же с началом резни на улицах киргизы установили самодельные блокпосты и узбеки бы не проехали и были бы избиты) поэтому в обороняющихся массивах надо было держать своих медиков, студентов, санитаров ,фельдшеров врачей и т.д. либо уметь “находить дорогу”. Тот родственник с проломленным черепом сразу сбежал с больницы как начал чувствовать себя получше, потому что там было много киргизов и в дальнейшем были случаи разборок и избиений. Точно также нам приходилось самим тушить пожары, самим лазить на столбы и проверять электричество.

 

В те дни отключали свет и газ, так что выиграли те, кто запасался дровами, бензином, генераторами и даже водой.

 

В оше армия помогала погромщикам — снайперами и бтрами. БТРы можно было лишь спалить потому что кумулятивных снарядов все равно сделать не возможно.

Чтобы спалить БТР мы готовили напалм[бутылки с бензином против БТР бесполезны] — бензин керосин моторное масло и всю эту смесь осторожно нагревали[на водной бане и электроплите] и добавляли мыла чтобы растворилось и серебрин(краска, алюминиевый порошок, мажется и пачкается как пудра и отмывается с трудом)ч тобы температура горения была высокой, а мыло сделает смесь липкой и БТР будет гореть с гарантией. Мы заливали это все в стеклянные бутылки и кидали НА КРЫШУ БТРа.

 

Мы поняли что надо делиться с женщинами только общей информацией, а более секретную более опасную инфу им не сообщать! Потому-что женщины болтливые и легко расскажут по телефону подругам (и даже киргизкам) чем занимаются их мужики. Также в махаллях среди узбеков было много стукачей работающих на милицию и гкнб. Поэтому все решали старшие мужчины.

Насчет доверия «добрым соседям киргизам», многие из них во время погрома показали свое истинное лицо. Например, были узбеки которых свои же соседи обчистили, или сдали за бабки, за долю погромщикам.

 

После погромов менты сами подкидывали узбекам во двор или помещения ночью оружие и даже запускали “уток”(внештатники)обычно эти утки были из своих, из узбеков. А утром устраивали обыск, арест либо развод на бабки.

 

А теперь итог всей этой войны — в первую очередь цель была материальная — много узбеков(а также других нац.меньшинств включая уйгуров) было ограблено, дома и бизнес здания спалили. Некоторые дома и бизнесс объекты либо отбирали за копейки, либо тупо через знакомых в госрегистрах и нотариусах поддельно переписывали, если хозяева возмущались то пугали либо родней либо ментами либо криминалом.

 

Киргизы соседи тоже начали “гнить” и пытаться обмануть, с ними уже не общаемся.

К примеру та соседка киргизка предупредившая о резне, сразу после конца резни спросила: «а вы мне дом не продадите?»(то есть спасала только для того чтобы потом по дешевке наш дом купить) остальные ваще пытались нагло ворота пододвинуть ближе к нам но были посланы точно так же другими соседями.

 

Я уже не общаюсь ни с кем из своих прежних знакомых киргизов, потому что уже понимаю что пути разные. Они нас ненавидят и что я их ненавижу. Общаюсь с ними только строго по делам. до 2015го я их так сказать “исследовал” разных сельских, городских, образованных, необразованных, бедных, богатых и т.д. и понял окончательно что с такими мы узбеки(и в частности я) не уживемся.»

На фотографии отчаявшейся узбек обнимает сына в их разграбленном и сожжённом доме


Оставить комментарий


Подняться вверх
error: