Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Лагери “перевоспитания” Синьцзяна не приведут к созданию преданного и послушного населения

Лагери “перевоспитания” Синьцзяна не приведут к созданию лояльного и послушного населения, пишет исследователь James McMurray из The Conversation.

По мере того, как начало нарастать международное давление на Китай по поводу политических лагерей “перевоспитания” для уйгуров, прекратились и упорные отрицания Пекина об их существовании.  На их месте появилась пропаганда, наоборот восхваляющая эти лагери перевоспитания, в которых содержатся уйгуры, и которые согласно новому расследованию BBC растут в числе.

Государство утверждает, что центры предлагают «бесплатную профессиональную подготовку» и предотвращают террористические акты. Председатель Синьцзяна Шохрат Закир дал подробное интервью, защищающее их ценность, в то время как государственные новостные передачи показали уйгурских студентов в относительно “приятных” условиях.

Такая пропаганда резко противоречит показаниям бывших заключенных этих лагерей. Они описывали избиения, голод и переполненные камеры. Журналисты не могут разобраться где правда, а где ложь – отчасти потому, что государство поддерживает жесткий контроль над информацией, и частично потому, что было освобождено так мало заключенных. Но многие из уже обширных комплексов этих лагерей, окруженных колючей проволокой и сторожевыми башнями, быстро расширяются и намного больше напоминают – по своей архитектуре и оборудованию – тюрьмы, а не школы.

Однако образовательная составляющая этих лагерей – не просто эвфемизм. Образование уже давно используется Китайской Народной Республикой в его усилиях по превращению уйгурского населения Синьцзяна в верноподданных граждан китайскому государству. Лагери перевоспитания явно инспирированы старой системой Китая «переобучения через труд», которая закончилась в 2013 году. Однако политика образования региона в обычных школах в последние десятилетия дает ключ к разгадке о цели лагерей перевоспитания, как и о вероятных последствиях.

Уйгурский язык находится под угрозой

Безусловно, наиболее спорным элементом этой политики является устойчивое сокращение обучения на уйгурском языке. Уйгурские школы постепенно закрываются или превращаются в номинально «двуязычные», но де-факто моноязычные учреждения. В то же время китайский язык теперь требуется от дошкольного сада до университета, а частные школы, преподающие уйгурский язык, были вынуждены закрыться.

Благотворительная сторона этого вопроса может преподносится как программа,  предназначенная для предоставления необходимых языковых навыков уйгурскому народу. Они не выиграли от растущего богатства Синьцзяна в том виде, в котором его получило китайское население ханьцев, а китайский язык, возможно, обеспечивает лучший доступ к более обширной экономике Китая. С этим наступило и ослабление способности молодых уйгуров в полной мере участвовать в своих общинах, получать трансцендентные знания и понимать родственные тюркские языки. Было ли это преднамеренно или нет, этот исход будет приветствоваться Китаем, который опасается как уйгурского национализма, так и близких связей с другими тюркскими и исламскими народами за границей.

Сообщения бывших заключенных, сотрудников и государственных передач о лагерях указывают на то, что обучение на китайском языке действует наряду с политической идеологией как ключевой элемент переобучения. Бедность и отсутствие связей, а также исламское религиозное благочестие и иностранные контакты, которые могут привести к аресту и интернированию, означают, что те, кого помещают в лагеря, вряд ли хорошо говорят на китайском языке.

В этом плане лагери перевоспитания в чем то повторяют условия обычных школ Синьцзяна. Студентов которых уже принуждали изучать китайский язык, запрещали заниматься религиозной практикой и подвергаться историческому и политическому образованию, которому так не доверяют власти как “вводящие в заблуждение.”

Секьюритизация Синьцзяна, в которой лагеря перевоспитания являются лишь одним аспектом, на самом деле распространяет лагерные условия на всё население. Движение, информация и даже личная одежда контролируются строгостью пенитенциарного учреждения. Контрольные точки и камеры безопасности заполняют улицы, шпионские программы требуются на всех мобильных телефонах, а шпионам назначают жить в домах у уйгуров и записывать все их привычки и убеждения.

Контрпродуктивная политика Китая

Последствия политики ассимиляции в Синьцзяне для молодых уйгуров были значительными. Пожилые уйгурские информаторы жаловались, что у их детей не хватало как уйгурских языковых навыков, так и национальных ценностей. Многие пытались компенсировать говоря на уйгурском языке дома, а также самим преподавать религиозные и культурные традиции. В Синьцзяне такие усилия со стороны уйгуров становятся все более трудными и опасными, когда наблюдение становится всепроникающим, и такая деятельность обязательно привлечет внимание служб безопасности.

Тем не менее, хотя ассимиляционная политика в области образования, наряду с многочисленными другими ограничениями религиозных и культурных традиций, оказала негативное воздействие на уйгурскую культуру, среди моих знакомых уйгуров это не привело к новой преданности государству. Уйгурские выпускники одноязычных китайских школ – группа наиболее изолированная от более широкого уйгурского общества, часто являются самыми горячими этническими националистами. Сознавая, что они потеряли, и все еще чужие в китайском обществе, многие из них активно пытались изучать родной язык и традиции, а также в ислам.

В настоящее время, сотни тысяч уйгуров заключены в лагерях политического перевоспитания, не в состоянии заботиться о своих детях, платить арендную плату, или заниматься своим бизнесом. Эта «образовательная» система Синьцзяна возможно и сможет преуспевать в катастрофическом подрыве культурных основ уйгурского народа, но она не сможет создать преданного послушного уйгурского населения, которого так хотят китайские власти.

Скорее, они создадут массу уйгуров, которые оторваны от общества, но не любят государство. Это именно такие дестабилизирующие условия, которые Китай так стремится предотвратить.

 

Перевод: bizuyghurlar.com


Оставить комментарий


Подняться вверх
error: