Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Как сложилась судьба первого уйгура в Америке

Он считается первым уйгуром, который иммигрировал в Америку. В стране свободы ему удалось осуществить американскую мечту. Он закончил престижнейший университет  Georgetown University и работал в Министерстве обороны США (United States Department of Defense). Он написал первую в мире книгу уйгурской грамматики на английском языке для Министерства обороны и на свои деньги опубликовал Коран на уйгурском языке. Несмотря на все это, лишь немногие уйгуры сегодня помнят его. Эта история о нелегкой жизни одного уйгурского иммигранта и о дорогах, которые мы выбираем…

Надежда уйгурского народа

Davut Osman, уйгур, уроженец Восточного Туркестана. Закончил Урумчинское военное училище, получил звание полковника. Давут являлся начальником государственной охраны и личным телохранителем уйгурского лидера Масуда Сабри. Масуд Сабри (Masub Sabri مەسئۇت سابرى‎), также известен как Масуд Шабри являлся известным уйгурским политическим лидером и губернатором Синьцзяна во время восстания Илийского края. Он был высокообразованным человеком, который обучался в Кульдже и Стамбуле. Масуд Сабри считал себя пантюркистом и являлся противником коммунистов. Он категорически отвергал партию Ахмаджана Касими, считая ее советскими марионетками. Вместе с другими состоятельными уйгурскими лидерами, чьи имена: Muhammad Amin Bughra и Isa Yusuf Alptekin, он сотрудничал с правительством Гоминьдана и западными странами, за что потерпел атаки других уйгуров.

В 1949 году, не за долго до того, как с помощью СССР, Китай оккупировал Восточный Туркестан, Давуту Осману, как стороннику Гоминьдана, было поручено сопровождать делегацию дипломатов и консула США Джона Холла Пакстона (John Hall Paxton) и благополучно доставить их в Индию. С собой они также взяли детей известных уйгурских лидеров, сторонников Гоминьдана

По дороге они столкнулись с сильными холодами, разными физическими трудностями, нехватками пищи и враждебно настроенными приграничными силами. Через семь недель они всё-таки достигли точки назначения. Однако вернуться на Ватан Давут не смог, так как граница между Китаем и Индией была уже закрыта коммунистами.

Тогда Давут в одиночку отправился в Кашмир, где находилась большая уйгурская диаспора состоявшая из нескольких тысяч обеспеченных уйгурских купцов и политических диссидентов. Сторонники Масуда Сабри Muhammad Amin Bughra и Isa Yusuf Alptekin тоже на тот момент находились в Кашмире и возглавляли местную уйгурскую общину.

судьба первого уйгура в Америке
Уйгурская диаспора Кашмира

В 1950 году Кашмирская община уйгуров выбрала и спонсировала четырех самых выдающихся уйгурских ребят для обучения в Америке. Их единственной задачей было получить американское образование и «спасти будущее уйгурского народа». Как и следовало ожидать, Давут Осман был одним из этих счастливчиков.

 

После прибытия в Америку, три из четырех уйгуров не смогли адаптироваться в Америке и отправились в Турцию. Давут же выполнил свое обещание о поступил в престижный университет Georgetown University’s Institute of Languages and Linguistics. Вскоре он женился на беженке из Италии католического вероисповедания по имени Marcia Winslow Howes. После окончания университета он нанялся лингвистом в Министерство обороны США. Теперь уже успешный «американец» Дэвид, как он начал себя называть, с работой мечты и американкой женой, он утратил контакт с уйгурской общиной. Так продолжалось пока однажды, будучи в командировке в Турции, он не встретил местных уйгуров и не поведал им свою историю.

В поисках уйгурского брата в Америке

В 1966 году молодой Гуламидин Пахта (Gulamittin Pahta) высадился в новом мире, стране свободы и равенства – Америке. Потерянный в многонациональной цивилизации мечтателей прибывших сюда со всего мира, он искал лишь одного иммигранта. У него не было адреса, у него было лишь имя: Davut Osman, которое сказали ему уйгуры Турции.

Гуламидин Пахта

Спустя несколько лет усердных поисков, Гуламидин все-таки нашел родного уйгурского земляка, которого теперь звали David Rashid Osman. Давут был очень рад встречи, ведь он совсем не общался с уйгурами. В доме у Давута, будто зная друг друга всю жизнь, они делились воспоминаниями о своей молодости на Ватане. Когда Гуламидин исполнил для Давута национальную уйгурскую песню на дутаре, Давут не мог больше сдерживать своих слез. Он излил душу Гуламидину, рассказав как он скучает по Ватану и как жалеет, что не смог «спасти будущее уйгурского народа». Наблюдая за всем этим, жена Давута итальянская беженка Marcia пришла в негодование сказав, что оказывается не знает с кем она столько лет живет. Как смеет он плакать и боготворить какое-то неизвестное место далеко где-то за морем, когда его дом здесь, в Америке, а его семья – это она и их дети.

Каждый раз при встрече с Гуламидином, Давут делился с ним как одиноко ему живется в Америке, и как жалеет он, что не может ничем помочь уйгурскому народу. В отличие от Давута, Гуламидин был женат на уйгурке и поддерживал тесную связь с уйгурскими общинами за океаном. У него был с собой Коран на староуйгурском языке и он предложил зажиточному Давуту принять участие в его публикации. Давут согласился и потратил собственные средства, несколько тысяч долларов (большие по тем меркам деньги) на публикацию 1000 экземпляров Корана на староуйгурском языке. А Гуламидин распространил эти заветные 1000 копий по всему миру.

Узнав об этом, жена Давута католического вероисповедания, пришла в ярость. Она напрочь запретила Давуту общаться с Гуламидином и другими уйгурами. Так, с подачи жены Давута, Гуламидин потерял контакт с их семьей, но периодически справлялся о них у других знакомых американцев.

Гуламидин Пахта

Смерть в одиночестве

Спустя много лет, в 1999 году, Гуламидин услышал печальные вести о смерти Давута. Гуламидин хотел принять участие в организации похорон и проводить Давута в «последний путь». Однако американская семья Давута не отвечала на его звонки и не желала выходить на любой контакт. Через три месяца упорных звонков, жена Давута наконец-таки согласилась встретиться и рассказать о последних днях Давута. Давут скончался в одиночестве, в доме для престарелых в Мериленде, недалеко от Вашингтона. У него был рак и несколько инсультов. Похороны проходили по стандартным американским обычаям, без единого присутствующего уйгура. У него осталось 4 ребенка, два сына: Arman Osman, Lin Francis Osman, две дочки: Kathrin Osman, Janis Loren Osman. Они не поддерживают никаких связей с уже выросшей сегодня уйгурской общиной в Америке.

Гуламидин с горечью вспоминает о Давуте, он очень скучает по нему и до сих пор бережно хранит тот самый уйгурский Коран, который Давут опубликовал для уйгуров.

Эта печальная история выдающегося уйгура, который умер в одиночестве и сегодня забыт своим же народом – отражает две известные нам истины, к которым наш мудрый уйгурский народ пришел благодаря многовековому опыту.

Biz ajdatlirimiz uyghur bolghanliki uchun amas, pakat avladlirimiz uyghur hisaplanghandila hakiki uyghur bolimiz! Мы уйгуры не когда наши родители (предки) уйгуры, а когда наши дети и внуки (последователи/потомки) – уйгуры!

– Padidin ayrilghanni bore yar. Отбившихся от стада съедают волки.

 

8 Января 1999 года The Washington Post опубликовал некролог Давута. В нем много ошибок, ведь Давут являлся солдатом уйгурской армии, а не китайской. Некролог также не упоминает о помощи уйгурской общины Кашмира в переезде в Америку. Но разве кто-то из уйгуров знал его, чтоб обратиться в Вашингтон пост и исправить текст….

первый уйгур в америке

Текст некролога:

78-летний Давид Рашид Осман, уроженец Восточного Туркестана, бывший офицер в националистической китайской армии и лингвист Министерства обороны США, скончался 13 декабря в Genesis ElderCare в Silver Spring. У него был рак и он страдал от нескольких небольших инсультов. В 1980 году, Г-н Осман вышел на пенсию после более чем 20-летнего стажа службы, в том числе в Турции, Иране, Малайзии и Вашингтоне. Он свободно говорил на 13 языках или диалектах и ​​обладал рабочими знаниями нескольких других языков. Он родился в Урумчи, столице Восточного Туркестана, который в настоящее время находится под китайским правлением. Он обучался в китайской военной академии Вампу и был назначен офицером в националистической китайской армии. Свободно владея несколькими языками, он помогал облегчать общение между военными и государственными органами во время Второй мировой войны. В возрасте 29 лет он был подполковником и начальником службы безопасности губернатора провинции Синьцзян. Незадолго до захвата коммунистами в 1949 году г-ну Осману было поручено сопровождать делегацию, которая включала дипломатов США и консула США Джона Холла Пакстона в безопасное место в Индию. Это путешествие включало транзит через Гималаи и через горные перевалы на высоте 18 000 футов над уровнем моря в условиях, которые включали тяжелый холод, лишение кислорода, нехватку пищи и враждебные силы. Через семь недель они достигли Нью-Дели. Когда г-н Осман попытался вернуться в свое место службы, китайские коммунисты закрыли границу. Он перемещался в течение нескольких лет, а затем, в 1953 году, при поддержке Комитета по содействию Национального христианского совета, он поехал в Соединенные Штаты Америки. Он был студентом и специальным консультантом по среднеазиатским языкам в Институте языков и языкознания Джорджтаунского университета. В 1950-х годах он начал свою карьеру  в отделе обороны, а впоследствии стал гражданином США. Г-н Осман, житель Роквилла, активно участвовал в работе скаутских организаций. Среди оставшихся в живых – его жена 43 лет, Marcia Winslow Howes; и четверо детей.

 

О Гуламидине Пахта (Gulamittin Pahta):

гуламидин пахта

Один из первых уйгурских активистов в Америке. Родом из Кашгара, после оккупации Восточного Туркестана, он отправился сначала в Кашмир, потом в Турцию а потом в Германию, где он отучился и жил 10 лет. В последствии он отправился в Америку, где работал инженером в крупной авиакомпании Pan American World Airways. Однако он никогда не забывал об уйгурах, и старался всячески оказывать помощь уйгурской общине по всему миру. Два раза в неделю он также  писал репортажи об уйгурах на радио свободы Voice of America, которое вещало на уйгурском и узбекском языках. Сегодня он все еще живет в Вашингтоне, и принимает активное участие в уйгурской политике и жизни уйгурской общины.

 

 

 

Источник: http://www.rfa.org/uyghur/yoruq-sahillar/ghulamidin-paxta-12262017152333.html

Примечания, дополнения к тексту: bizuyghurlar.com

 

 


комментарий

  • Замира - 02.03.2018, 08:04

    Весьма тронута о краткой биографии и деятельности этого человека, царствие небесное ему! но если бы не их взгляд на то время на судьбу всего народа, мне, кажется ,было бы иначе: были бы уйгуры в составе СССР, увы к великому сожалению ошибки кого-то привели к печальной участи всех уйгуров, хотя через кого-то Бог и определяет судьбу всего народа! надеемся на лучшее- Аминь!

Оставить комментарий


Подняться вверх
error: